Тамбовцева М.А.1, Кольцова Е.М.2, Грищук К.И.1, Трошин П.В.1, Верхоломова Ф.И.3, Топалов Н.Н.3, Серегина Е.А.2, Баландина А.Н.2,4, Серебрийский И.И.2, Атауллаханов Ф.И.2,4, Пырегов А.В.1, Шмаков Р.Г.1

1 ФГБУ «НЦАГиП им. Академика В.И. Кулакова» Минздрава России
2 ФНКЦ «ДГОИ им. Дмитрия Рогачева» Минздрава России, Москва, Россия
3 ООО Гемакор, Москва, Россия
4 ЦТП ФХФ РАН, Москва, Россия

Материалы конгресса «X ЮБИЛЕЙНЫЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС ПО РЕПРОДУКТИВНОЙ МЕДИЦИНЕ» М., 2016 – с. 413

Под редакцией академика РАН, д.м.н., профессора СУХИХ Г.Т., академика РАН, д.м.н., профессора АДАМЯН Л.В.

Резюме. В результате выполнения настоящего исследования установлено, что показатели теста тромбодинамика позволяют контролировать ведение рожениц в группах высокого и умеренного риска развития тромботических осложнений при проведении профилактики НМГ в раннем послеоперационном периоде.
Риск тромбозов и тромбоэмболий при беременности в 5 раз выше, чем вне беременности. Особенно риск повышается после родов и кесарева сечения [Сидельникова В.М., 2000]. В работе Sultan A.A., 2012 было продемонстрировано, что в первые 6 недель после родов риск тромбоза выше в 20–80 раз, а в первую неделю – в 100 раз в сравнении с беременностью. Препаратами выбора во время беременности и в послеродовом периоде, у женщин в группах высокого и умеренного риска венозных тромбоэмболических осложнений (ВТЭО), являются препараты из группы низкомолекулярных гепаринов (НМГ). Считается, что при использовании НМГ контроль гемостаза не требуется. Однако, целью лабораторного контроля гепаринотерапии заключается в миниминизации риска развития кровотечений при передозировке и оптимизации антитромботического лечения. На сегодняшний день, нет четкого понимания, какие гемостазиологические тесты наиболее информативны у рожениц для оценки адекватности НМГ.

Цель: Сравнить показатели гемостаза у рожениц, получавших и не получавших антикоагулянтную терапию в послеродовом периоде и оценить чувствительности
различных тестов гемостаза к введению антикоагулянтов.

Материал: В исследование были включены 97 женщины в возрасте от 21 до 45 лет, родоразрешенные путем проведения операции кесарева сечения. Основную
группу составили 39 женщин высокого и умеренного риска развития ВТЭО, оцененного из анамнестических данных по шкале RCOG Green-top Guidelines No. 37a, получавших НМГ в профилактической дозе 1 раз в сутки (эноксапарин – 4000–6000 МЕ анти-Ха активности). Взятие крови проводилось через 24 часа после очередной инъекции НМГ (на 2–3-и сутки после операции), на исходе его эффекта. В контрольную группу были включены 58 рожениц, не получавшие НМГ. Статистически значимых различий по показателям возраста, массоростовых параметров, особенностям менструального цикла женщин в исследуемых группах выявлено не было.

Методы исследования: Стандартные коагуляционные тесты (концентрация фибриногена, АЧТВ, протромбин по Квику (%), уровень D-димера) определяли на автоматическом коагулометре Sysmex CA-1500 (Sysmex Corporation, Япония) с использованием реагентов Pathromtin®SL, Thromborel®S и INNOVANCE®D-Dimer
(Siemens Healthcare Diagnostics Products GmbH, Германия). Тромбоэластометрию проводили в цельной крови на приборе ROTEM (Pentapharm, Германия) с использованием в качестве активатора 0,2 М раствор кальция хлорид (модуль – NATEM). Оценивали следующие параметры: время коагуляции (CT), время формирования сгустка (CFT), максимальная амплитуда (MCF), угол α (°). Тромбодинамику проводили на диагностической лабораторной системе «Регистратор Тромбодинамики Т-2» (ООО Гемакор, Россия) с использованием соответствующих реагентов и расходных материалов. Основные параметры, которые были оценены – скорость роста сгустка (V), начальная скорость роста сгустка (Vi), стационарная скорость сгустка (Vs), время задержки (Tlag), наличие спонтанных сгустков.

Результаты и обсуждение. Сравнение параметров стандартных коагуляционных тестов, таких как концентрация фибриногена (6,7±1,2 против 6,4±1,0 г/л), АЧТВ (29,3±2,9 против 29,1±3,0 сек), протромбин по Квику (118,8±15,3 против 115,8±14,3 %), уровень D-димера (2066±1607 против 2638±2272 мкг/л) и параметров тромбоэластометрии CT (629±170 против 634±182 сек), CFT (198±100 против 205±116 сек), угол α (59±11 против58±11 °), MCF (59±11 против 56±11 мм), в основной и контрольной группах соответственно, не выявило достоверных изменений. Сравнение параметров тромбодинамики в двух группах выявило достоверные различия в показателях скоростей роста сгустка: Vi 58,3±6,6 против 60,8±4,6 мкм/мин (р=0,029), Vs 31,1±6,0 против 36,5±5,4 мкм/мин (р<0,001), V 35,7±11,7 против 37,0±5,7 мкм/мин (р=0,025), в основной и контрольной группах, соответственно. Временные показатели тром-
бодинамики достоверно не изменялись: Tlag 0,84±0,27 против 0,84±0,25 сек, доля пациентов со спонтанными сгустками 31% в обеих группах.
Оценка чувствительности тестов к гепаринотерапии проводилась по площади под ROC-кривой (area under curve – AUC). Этот показатель равен 1 для абсолютно чувствительного теста и 0,5 для абсолютно нечувствительного теста. Параметр AUC был максимальным для Vs в тесте тромбодинамика и составил 0,75, что говорит о его хорошей чувствительности к гепаринотерапии. Для тестов АЧТВ данный показатель составил 0,54, D-Димера – 0,53. В тромбоэластограмме лучший показатель AUC был для CT – 0,48. Таким образом, только тест тромбодинамика имел высокую чувствительность. Стоит отметить, что, не смотря на проводимую терапию НМГ, у 31% женщин в тесте тромбодинамика регистрируются спонтанные сгустки. Это может указывать на неэффективность проводимой терапии.

Summary. The result of this study established that the parameters of the test trombodinamika allow management to monitor pregnant women in high and moderate risk of
thrombotic complications of prophylaxis with LMWH in the early postoperative period.

Источник http://www.mediexpo.ru/fileadmin/user_upload/content/pdf/thesis/thesis_rzs2016.pdf

Открыть